Интервью с волонтером хосписа «‎Бутово»‎‎ Эльмирой

Волонтер хосписа «‎Бутово»‎ Эльмира Мухтасипова придумала и нарисовала особенную настольную игру, в которой подопечные делятся историями и воспоминаниями. Ее суть в том, что участники отвечают на вопросы и продвигаются по игровому полю. Но это не просто викторина: вопросы задаются не о каком-то энциклопедическом знании, а о жизни. О том, насколько хорошо мы знаем себя, как к себе относимся, какой опыт накопили за прожитые годы. Предыдущий пост об этой игре вам очень понравился, поэтому мы решили взять интервью у Эльмиры. Мы поговорили о том, как она переживала уход мамы, как начала проводить арт-терапию в хосписе и как создала настольную игру для подопечных.  

                                                             

Тема смерти меня никогда не отпугивала. Я верующий человек, может быть, поэтому для меня смерть стоит на своем месте, а жизнь — на своем. Когда болела мама, меня тревожило расставание с ней. Но ее болезнь не была стремительной — она болела на протяжении семи лет. Поэтому у нас было много времени, чтобы все осознать, погрузиться в это и начать жить полноценной жизнью, имея ввиду что у мамы неизлечимая болезнь. Когда ее не стало, я выучилась на патронажную сестру и ухаживала за престарелыми одинокими людьми. В 2019 году я вернулась в хоспис.

Здесь, в хосписе «‎Бутово»‎‎ я вижу, как обретает реальные черты слоган фонда «‎Вера»‎: «‎Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь»‎. Мы поддерживаем подопечных, общаемся с ними. Больше всего мне нравится оставаться один на один в палате с пациентом и долго-долго разговаривать с ним, слушать истории о его жизни. В какой-то момент мне в голову пришла идея организовать арт-терапию, чтобы привнести в жизнь пациентов новые впечатления и эмоции. Эти практики основываются на принципах психотерапии: воспоминание о приятном, осознание своей ценности, смысла своей жизни, переживание событий, которые придают жизни смысл. На арт-терапии мы с пациентами собирались в холле, заваривали чай и пробовали брать кисточку в руки. Участники рисовали радость, рисовали страну своей мечты и самое яркое воспоминание. В то же время, подопечные знакомятся друг с другом, общаются, становятся более уверенными в себе. Это важно, потому что многие из них постоянно находятся на кровати, не встают, и уже довольно давно. Так человек обезличивается — теряет уважение к себе, осознание себя, понимание своей ценности. А в ходе на арт-терапии пациент уносится в воспоминания, пытается их изобразить, перенести определенный образ на бумагу или просто рассказать о важном.

                                                                       

Конечно, подопечные хосписов реагировали на арт-терапию по-разному. Обычно первый ответ был такой: «‎Я не умею-не умею, не могу-не могу, ничего не получится. И вообще я лежу»‎‎. Но мы объясняем, что поднимем изголовье, положим специальную подушку с твердой поверхностью, на которой удобно рисовать. Я говорю, что нет задачи нарисовать самую красивую картину. Задача — попробовать новое и выплеснуть эмоции, выразить их с помощью красок и кисточки. Можно даже не рисовать что-то конкретное, а просто — цветные пятна. Это уже будет терапия цветом. Некоторые подопечные соглашаются попробовать, а когда у них получается, они удивляются: «‎Неужели я это сделал? Как это получилось? Как здорово!»‎‎

                                                                      

На одной из арт-терапий подопечный Дмитрий первый раз в жизни взял кисточку в руки. Причем сначала долго отказывался, не хотел. Я его уговаривала: «‎Приходи, просто посиди, посмотри, что другие делают»‎‎. Он пришел, немного понаблюдал, потом как-то взял кисточку. Я ему подсунула краски и воду. Мы тогда рисовали самое приятное воспоминание. Дмитрий все говорил, что у него не было никаких радостных моментов в жизни, нет ничего в ней хорошего. Я не поверила ему, тогда он вспомнил — однажды они с сыном на Волге рыбу ловили: «‎Вот там было здорово»‎. В итоге Дмитрий нарисовал картину и был в таком восторге. Он показывал картину всем сестрам, а потом подарил ее своему сыну.

Другая пациентка Анна тоже сначала отказывалась рисовать, но в итоге пришла на арт-терапию. Мы тогда рисовали умиление — она вспомнила своих питомцев и попыталась их нарисовать. У нее ничего не получалось, поэтому мы решили, что рисовать буду я, а Анна подробно опишет своих домашних животных. Когда мы начали, пациентка пришла в такой восторг, энергично и весело подсказывала: «‎А вот у этого такие ушки, а у другого такого цвета глаза и такой носик»‎‎. Я нарисовала одну собачку, потом вторую, после — кошку и еще одну кошку. В общем, оказалось, что у Анны целый зверинец. После терапии подопечная сказала, что как будто их всех потискала.

                                                                       

Но в хосписе есть и те пациенты, которые не могут рисовать в силу своих физических возможностей. Иногда за кого-то рисуют волонтеры, но я вижу, что в этот момент пациент сидит грустный, потому что почти не принимает участие в основном процессе. Так я решила придумать игру, в которой бы участвовали все желающие. Однажды кто-то из волонтеров рассказал про семейную настолку, в которой по карточкам нужно отвечать на вопросы. Я взяла эту идею за основу, добавила к ней поле и фишки. Участники ходят по полю, вытягивают карточки, отвечают на вопросы о жизни и выполняют задания. Задания несложные: например, задать любой вопрос другому игроку или обменяться картами с соседом. За один вечер я написала 100 вопросов, а закончила игру за пару ночей.

                                                         

Реакция пациентов на первой игре была очень эмоциональной. Вначале они были настороженными, а потом им стало интересно. Не всем медсестрам и волонтерам хватает времени и сил долго говорить с одним пациентом. Хорошо, если он вообще настроен на то, чтобы вспоминать прошлое, но очень часто — нет. А тут — это игра. С одной стороны, вроде как, все несерьезно. С другой — вопросы заставляют человека открываться и изучать себя. Часто подопечные думают о том, что было в жизни важным, о чем сейчас хочется подумать, рассказать. Здесь, в холле хосписа, в игре это можно озвучить. И главное — услышать реакцию других, то есть получить отклик, почувствовать, что ты важен.

Когда игра закончилась, подопечные были в таком хорошем настроении. Я видела, что они на подъеме. Участники были немного похожи на актеров, которые отыграли премьеру и получили аплодисменты. И все взяли с меня обещание, что я приду с этой игрой вновь. Теперь мы проводим такие посиделки с игрой регулярно.