Минздрав не стал упрощать доступ родных в реанимацию к пациентам в тяжёлом состоянии

Друзья, это важно.

Минздрав России утвердил правила посещения пациентов в больницах, в том числе в отделениях реанимации. И не стал упрощать доступ родных в реанимацию к пациентам в тяжёлом состоянии. Нас не услышали.

Что случилось?

323 Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» уже гарантирует возможность посещения пациентов членами семьи и законными представителями. При этом он не мешает некоторым врачам находить основания для того, чтобы не пускать людей в реанимацию.

В законе есть пункт, который обязывает медицинскую организацию предоставлять возможность родственникам посещать пациента «в соответствии с общими требованиями, установленными уполномоченным федеральным органом исполнительной власти».

В конце 2019 года проект приказа об общих требованиях посещения был опубликован для общественного обсуждения, и мы с коллегами из Благотворительного фонда Константина Хабенского и фонда «Детский паллиатив» объяснили, почему в предложенном виде он ещё сильнее ограничит доступ в реанимацию. Предложили конкретные поправки — https://vk.com/wall-35285562_8420.
Ожидали, что в нём учтут право родных на неограниченное по времени (!) посещение и пребывание у постели тяжелобольного пациента — в том числе в отделениях ОРИТ.

Сейчас Минздрав утвердил приказ от 19.08.2020 № 869н, который вступит в силу 21 сентября — и фактически сведёт возможность посещения тяжелобольных пациентов в реанимации к воле заведующего отделением, дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений в данной медицинской организации.

Мы оказались там, где были. Ни одно наше предложение внесено не было.

Что не так?

Самое важное, за что мы боролись, не случилось — круглосуточное пребывание рядом с тяжелобольным пациентом, последние дни которого проходят в реанимации. Не кратковременное посещение «пришёл — ушёл», а присутствие рядом столько, сколько нужно.

В тексте приказа нет ни слова об обязательстве обеспечить круглосуточный доступ. Крайне важно (не только в паллиативной помощи, а повсеместно), чтобы посещения были разрешены 24/7, а не по часам.

• Как и раньше, посещения разрешены родственниками, членами семьи или законными представителями. И теперь в приказе есть формулировка «при согласии пациента посещение возможно иными гражданами» — это хорошо!

Но пациент в тяжёлом состоянии, естественно, не может выразить желание видеть, например, гражданского супруга или близкого друга. В таком случае решение будет принимать заведующий отделением, дежурный врач или ответственное лицо. Всё опять сводится к человеческому фактору.

• Настораживает и такая формулировка:

«Посещение пациента осуществляется с учётом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации, с согласия пациента (его законного представителя) с соблюдением настоящих Общих требований».

Непонятно, какие требования по соблюдению противоэпидемического режима могут стать поводом запретить посещение? Какие интересы и каких лиц будут основаниями отказа? Вдруг сосед по палате в силу характера не захочет видеть других людей — значит, всё?

Такая размытость формулировок по условиям посещений даёт много возможностей для необоснованного ограничения посещений.


Мы хотим, чтобы никто больше не испытывал тот ужас, который охватывает, когда приходится покинуть палату близкого («что с ним будет, когда я уйду?», «увижу ли я его завтра?»).
Чтобы никто и никогда больше не испытывал чувство вины за то, что не был рядом в последние минуты, не держал за руку родного человеку до самого конца.
Чтобы на нашу Горячую линию помощи неизлечимо больным людям — 8 800 700 84 36 — больше не звонили близкие со словами «Не пустили. И не вернуть».

Будем добиваться перемен с доступом в реанимацию и дальше.
#Открытаяреанимация — это то, что касается каждого из нас.


Пост Нюты Федермессер об этом можно почитать тут.

Поделиться
Поделиться