Интервью с руководителем «Горячей линии» — Натальей Зуевой

Мы часто рассказываем о деятельности фонда, о помощи подопечным, об уютных стенах хосписа… И редко о тех людях, которые остаются за кадром — о сотрудниках фонда «Вера». А ведь это те люди, которые делают все, чтобы помощь в конце жизни получали те, кто в ней нуждается. Поэтому мы решили, что пора начать вас знакомит с нашими сотрудниками. Кажется, важно рассказать, что это за люди — чему радуются, о чем мечтают, какое воспоминание из детства самое яркое, где работали до того, как пришли в фонд…

Сегодня мы публикуем интервью с руководителем проекта «Горячая линия» — Натальей Зуевой. Под ее руководством служба Горячей линии стала «сеткой знаний», которая, как говорит Наташа, сможет «подхватить падающего человека». Не просто снабдить информацией, а сопроводить его, чтобы он получил все необходимое, отправить его туда, где ему точно помогут. Наташа делает Горячую линию максимально поддерживающей и нацеленной на помощь подопечным. Но сегодня не о работе, а о жизни. Жизни наших сотрудников.

Обычно я представляюсь как «Наташа, Горячая линия». Прошу звать меня без отчества лет до 75, а потом можно просто — Голубушка или Лапушка. Думаю, мне это будет приятно. 

Родилась в Москве, на улице Шарикоподшипниковская. Застала еще хорошую советскую школу, распределительную систему и очереди за всем возможным. Однажды в 1974 году зимой меня впервые одну отправили за молоком. Молочная лавка была в полукилометре, мне очень не хотелось идти. Я пошла и сделала все «на отвали». Помню: бидон неуклюжий, тяжелый, молоко выплескивается при ходьбе из-под крышки. На улице вьюга, снег набивается в валенки. Я злилась на маму, на себя. А главное — не попросила сдачу. Было неловко просить 12 копеек с моего рубля двадцати. О чем я, придя домой, и сказала маме. Она разозлилась, отругала меня и снова отправила в магазин, чтобы я напомнила тете-продавщице о сдаче и вернула ее матери. Уж не помню, вернула ли продавщица сдачу. Помню, что я по пути обливалась слезами, очень себя жалела и одновременно осознавала, что все, сделанное халтурно, придется переделывать. Не думаю, что вынесла для себя урок навсегда. Я, бывает, все равно по жизни халтурю, но то, что это придется переделывать, помню крепко.

Еще я занималась в балетной школе, театральной студии, училась в музыкальной школе. Любовь к обучению и театральной игре были свойственны мне с младенчества. Мама заталкивала меня в 5 лет в кабинет, где выписывали дрова, и говорила: «Читай жалостливое!» И я с выражением декламировала: «Поздняя осень, грачи улетели, лес обнажился, поля опустели» или «Отчего ты, мартышка, грустна? Что прижала к решетке головку? Может быть ты больна? Хочешь сладкую скушать морковку?» Талон на дрова мы всегда после этого получали. 

В школе я познакомилась с будущим мужем: при чем мы были одноклассниками последние два года школы, встретились только через 20 лет и поженились. Мое любимое занятие — это смотреть и обсуждать с ним хорошие фильмы, возиться с цветами и собирать грибы, открывать для себя всякие новые места, слушать аудиокниги и подкасты, занимаясь при этом домашней работой, ходить с собакой к реке по утрам, смотреть фотографии любимых людей.

 

За всю свою жизнь где только не работала: в кино, музее, редакции, на стройке, торговала новогодними елками, готовила детей к экзаменам. Вообще моя жизнь — беспрерывный праздник. Примерно до момента гибели брата, болезни родителей и сына. В то сложное время я становилась организатором помощи: искала информацию, контакты, советовалась, разрабатывала план действий. Сейчас, работая в фонде «‎Вера»‎, во многом опираюсь на этот опыт. При обсуждении каждого случая с родственниками я спрашиваю себя: а чего бы я опасалась, не понимала, хотела. Обрабатываю каждый случай, как картину, рисую собой, своими впечатлениями, эмоциями. А еще стараюсь разговаривать с человеком заинтересованно, на равных, как с другом, которого не стыдно и не страшно спросить о важном. 

Душевное равновесие спасают решенные вопросы, честные выяснения, составленные планы на ближайшее время. Совместные осмысленные занятия с близкими и друзьями тоже хороши, очень жаль, что мы больше вместе с коллегами не поем. Еще я стараюсь спать хотя бы по 7 часов — гуляю перед сном, ложусь рано, слушаю аудиокниги из любимых.

Мы все так или иначе задаемся вопросом: «‎А что я хочу успеть перед смертью?» Я думаю, что хочу успеть сказать слова любви родным и друзьям, передать в надежные руки своих питомцев, привести в порядок дом, а лучше продать и успеть распорядиться деньгами, раздать хорошие вещи и выбросить ненужные, найти людей или контору, которые развеют мой прах с моста через реку Молокча у Свято-Махрищского монастыря.

Поделиться
Поделиться